Blog

среда, 26 января 2000 г.

Энки и мировой порядок

Миф начинается хвалебным гимном в честь Энки. Говорится, что этот бог следит за вселенной, отвечает за плодородие полей и стад. Затем рассказывается о взаимоотношениях великих богов Ана, Энлиля, Нинту, Нинхурсаг и меньших по значению божеств ануннаков. Энки восхваляет власть своего слова и дает описание великолепия своей обители, бездны вод Абзу. Далее рассказывается о путешествии бога мудрости на челне Магур. Земли Маган, Дильмун и Мелухха шлют в Ниппур лодки, груженные дарами для Энлиля. В заключение этого фрагмента ануннаки еще раз воздают почести Энки, как богу управляющему ме. В следующем фрагменте дано описание различных ритуалов.
Затем Энки вновь плывет в своей ладье среди морских существ и оглашает судьбы земель. Начинает он с Шумера, превозносит его как благословенную страну, обитель богов. От Шумера переходит к Уру, также восхваляя и благословляя его. Далее говорит о Мелуххе, даруя ей деревья, тростник, волов и птиц, золото, олово и бронзу. После его взор обращается к Дильмуну. Энки оказывается враждебно настроенным по отношению к Эламу и Мархаши и приступает к разрушению и уничтожению их богатств. Кочевникам Марту он дарует скот.
Огласив судьбы, Энки осуществляет действия, жизненно необходимые для плодородия земли. Он наполняет Тигр свежей искристой водой, назначает бога Энбилулу смотрителем каналов, чтобы следить за ними. Энки насыщает болота и заросли тростника рыбой и определяет некое божество, имя которого неразборчиво, главным над ними. Потом он обращается к морю, воздвигает себе святилище и велит заботиться о нем богине Нанше. В конце концов, Энки призывает дождь, заставляет его пролиться на землю и вверяет его богу бури Ишкуру.
Теперь Энки обращается к нуждам земли, создает плуг, ярмо, борозду и назначает крестьянина по имени Энкимду их божеством. Он призывает возделанное поле, перечисляет злаки и овощи, определяя Ашнан богиней зерна. Не забывает и кирку, и изложницу для кирпичей, ставя над ними бога Кулла. Строительство дома он поручает Мушдамме.
Затем Энки переходит к высокой равнине, покрывая ее зеленью, умножая поголовье скота. Все это он отдал Сумугану. Далее он возводит овчарни и назначает пастуха Думузи их покровителем. Утверждает границы городов и государств, ставит пограничные столбы и сажает бога Солнца Уту во главе вселенной. Наконец он уделяет внимание ткачеству, поручая это богине Утте.
Затем мы знакомимся с честолюбивой Инанной, которая считает себя обойденной привилегиями. Она горько упрекает Энки и тот утешает ее, что на самом деле власть ее велика — в ее ведении посох, кнут и палка пастуха, прорицание оракула о войне, изготовление нарядных одежд. Инанна добивается особой милости и получает возможность разрушать неразрушимое и уничтожать неуничтожимое.
Поэма завершается гимном в честь Энки.

Первые 50 строк мифа сильно повреждены.

Когда отец Энки выходит на засеянную пашню,
Плодородное семя в ней произрастает,
Когда Нудиммуд идет к моей плодоносной овце,
Приносит овца молодого ягненка.
Когда он выходит к тяжелой корове,
Приносит она здорового теленка.
Когда он выходит к тяжелой козе,
Приносит коза здорового козленка,
Когда ты выйдешь в поле, возделанное поле,
Поставь снопы и стога на высокой равнине,
[...] выжженной земли.
Энки, владыка Абзу, всех превзошедший властью своею,
Начал так свою речь величаво:
“Отец мой, владыка вселенной,
Дал мне жизнь во вселенной
Мой предок, всем землям владыка,
Собрал воедино все ме и вложил их мне в руку.
От Экура, дома Энлиля,
Я принес ремесла в Абзу Эриду.
Я плодоносное семя великлго дикого тура,
Я первенец Ана,
Я “великая буря”, исходящая из “бездны великой”,
Я повелитель земли,
Я лугаль всех вождей, я отец всех земель,
Я “большой брат” богов, тот, кто приносит полный достаток.
Я хранитель анналов небес и земли,
Я слух и разум всех земель,
Я тот, кто вершит справедливость
С повелителем Аном на Ана престоле,
Я тот, кто судьбу оглашает с Энлилем на “горе мудрости”,
Он вложил мне в руку оглашение судеб
Пределов, где солнце всходит,
Я тот, перед кем склоняется Нинту,
Я тот, кому славное имя дано самой Нинхурсаг,
Я вождь аннунаков,
Я тот, кто рожден был как первенец Ана святого.
После того, как владыка превознес самого себя,
После того, как принц самого себя восхвалил,
Предстали пред ним аннунаки с молитвою и мольбою:
“О Бог, управитель ремесел,
Вершитель решений славнейший. Энки хвала!
И во второй раз, исполнившись радостью,
Энки, владыка высокий Абзу,
Повел свою речь величаво:
“Я Бог, я тот, чей приказ неприложен, первейший во всем,
По моему приказу построены эти конюшни,
Поставлены эти овчарни,
Когда я приблизился к небу, богатства дарующий дождь
Пролился с небес,
Когда я приблизился к землям, случился высокий разлив,
Когда подошел я к зеленым лугам,
Встали стога, послушные моему слову.
Я дом свой возвел, святилище в месте чистом,
Нарек его именем славным,
Абзу свой возвел,святилище, [...] я огласил ему добрый удел
Мой дом — его тень по змеиным болотам простерлась.
Мой дом, его [...] бороды носят среди медвяных растений,
Сазан ему плещет хвостом в низких зарослях гизи-травы,
Воробьи чирикают в своих [...]

Пропущено.

Сакральные песни и речи наполнили мой Абзу.
Ладья моя магур, корона, “козерог Абзу” —
Посреди нее радость большая.
Страна высоких болот, любимое место мое,
Простирает руки ко мне, клонит шею ко мне.
Кара дружно возносят весла,
Сладкие песни поют, тем самым радуя реку,
Нимгирсиг, энси лодки моей магур,
Держит мой скипетр златой,
Я, Энки [...]

Пропущено.

[...] я взирал бы на его зеленые кедры.
Земли Маган и Дильмун
Взглянули на меня, на Энки,
Подчалили Дильмун-ладью к суше,
Нагрузили Маган-ладью до небес,
Магилум-ладья Мелуххи
Везет золото и серебро,
Везет их в Ниппур для Энлиля, повелителя всех земель.
Тому, у кого нет города, тому, у кого нет коня,
Марту — Энки приносит в дар скот,
Великому принцу, пришедшему в землю свою,
Поклонятся аннунаки как должно,
“Богу, что правит великими ме, чистыми ме,
что господствует во вселенной широкой,
что получил высокий “солнечный диск" в Эриду,
чистом мете, драгоценнейшем месте,
Энки, Богу вселенной, хвала!”
Ибо великому принцу, пришедшему в землю свою,
Все боги, все предводители,
Все маги-жрецы Эриду,
Все “носящие полотно" в Шумере,
Выполняют магические ритуалы Абзу,
К отцу Энки, в священное место его свои направляют стопы,
В опочивальне в царственном доме, они [...]
В залах они выкликают имя его [...]

Пропущено.

Нимгирсиг, энси ладьи магур,
Держал скипетр бога священный,
Морские лахамы, числом пятьдесят, почтили его,
[...]
Ибо царь, гордо стоящий, отец энки той Страны,
Принц великий, вернувшийся в царство свое,
Процветание дарует вселенной.
Энки оглашает судьбу:
“Шумер”, “Великая гора”, “Прибежище вселенной”,
наполнил стойким светом, от восхода до заката рассыпающим
ме народу Шумера,
твои ме — высокие ме, недостижимые.
Твое сердце глубоко, непостижимо,
Стойкий [...] твое место, где боги рождают,
Неприкосновенно как небеса,
Рожденный быть царем, диадемой владеющий прочной,
Рожденный повелевать, на чело возложивший корону,
Твой бог — почитаемый бог,
Он сидит с повелителем Аном на Ана престоле,
Твой царь — "Великая гора”, Отец Энлиль,
[...] как кедр, отец всех земель.
Аннунаки, великие боги,
Пожелали жить среди вас,
Пищу вкушать на вашей гигуне, засаженной деревьями.
Дом, Шумер, да будут построенымногие стойла твои,
Да множатся твои коровы,
Да встанут овчарни, да будут овец мириады,
Да будут гигуны касаться небес,
Да возденут стойкие…руки свои к небесам.
Да огласят ануннаки судьбу, среди вас пребывая.
Он прошествовал в святилище Ур,
Энки, владыка Абзу, оглашает судьбу:
“Город, имеющий все, что уместно иметь,
омываемый водами, твердо стоящий бык,
обильный престол нагорья, колени открыты,
Зелен, точно гора,
Где рощи хашур бросают широкую тень,
Тот, чье величье в силе его,
Назначил тебе совершенные ме,
Энлиль, “Высокая гора”.
Произнес во вселенной высокое имя.
Город, чью участь Энлиль огласил,
Святилише Ур, да вознесешься ты до небес”.
Он прошествовал в землю Мелухха,
Энки, повелитель Абзу, (оглашает ее) судьбу,
“Черная земля, да будут деревья твои велики,
(да будут они) деревьями (нагорья),
Да встанут их троны в царском дворце,
Да будет тростник твой велик, [...]
Да (владеют) герои оружьем на месте сраженья,
Да будут быки твои большими быками,
Да будут быками нагорья,
Да будет их рев ревом диких быков нагорья,
Да совершенствуют боги великие ме для тебя,
Да носят все дар-птицы нагорья сердоликовые бородки,
Да будет птицей твоей Хайа-птица,
Да станет серебро твое золотом,
Медь — бронзой и оловом,
О Земля, да преумножится все, что ты имеешь,
Да множатся люди твои,
[...]
Он омыл и очистил страну Дильмун.
Поручил Нинсикилле опеку над ним,
Он дал [...] как возделанное поле, он вкушает его финики
[...] Элам и Махараши [...]
Обречены быть сожранными, как [...] рыба,
Царь, кого силой Энлиль одарил,
Разрушил дома их, разрушил их стены,
Их металл и ляпис-лазурь (и содеримое) их хранилищ,
В Ниппур он доставил Энлилю, повелителю всех земель,
Тому, что не строит город, не строит дом,
Марту — Энки принес в дар скот.
Когда отвел он взор от того места.
Когда отец Энки поднял его над Евфратом,
Встал он гордо, как необузданный бык,
Он поднимает пенис, он извергает семя,
Наполнился Тигр искристой водой.
Как дикая корова. По тельцу мычащая в лугах,
В кишащем скорпионами стойле,
Так Тигр отдается ему, как неистовому быку.
Он поднял пенис, принес свадебный дар,
Дал Тигру радость, как большой дикий бык, что дал рожденье,
Вода, что принес он, искристая вода, вино ее сладко,
Зерно, что принес он, отборное зерно, едят его люди,
Он наполнил Экур, дом Энлиля, добром,
Вместе с Энки энлиль ликует, Ниппур (в восторге).
Бог, венчанный диадемой на царство,
Возложил долговечную тиару царства,
Он ступил на земли левою сторону,
Процвела земля для него.
Как принял он скипетр в правую руку,
Чтобы тигр и Евфрат “ели вместе”,
Он, что речет [...] слово, согласно его [...],
Что убирает, как жир из дворца свое “царственное колено”,
Бог, что оглашает судьбу, Энки, владыка Абзу,
Энбилулу, каналов смотрителя,
Энки поставил над ними главным.
Он выкликает болота, поместив туда карпа и [...] — рыбу,
Он выкликает заросли, поместив туда [...] — тростник и зеленый тростник,

Две строки отсутствуют.

Он бросает вызов.
Того, из чьих сетей не уходит рыба,
Из чьих капканов не уходит [...],
Из чьих силков не уходит птица,
[...] сына [...]
[...], (бога), что любит рыбу,
Энки поставил над ними главным.
Бог воздвиг святилище, священную сень — сердце его глубоко,
Воздвиг святилище в море, священную сень — сердце его глубоко,
Святилище, центр его — [...], от всех сокрытый,
Святилище, место его в созвездии [...]
Высокая сень, наверху —
Место его возле созвездия “колесницы”,
[...] от трепещущего… его мелама [...],
Ануннаки пришли с молитвою и мольбою,
Для Энки в Энгурре они поставили трон высокий.
Для повелителя [...]
Великого принца [...], рожденного [...]

Пропущено несколько строк.

Ее, великую бездну глубин,
Что [...] птицу изи и рыбу лиль, что [...]
Что вышла из зипага, что [...]
Госпожу Сирары, мать Нанше,
Над морями, его [...] местами,
Энки поставил главной.
Вызывает он два дождя, воду небес,
Их выравнивает, как плывущие облака,
Вселяет в них (жизни) дыхание до горизонта,
Обращает холмистые земли в поля.
Того, что великими бурями правит, молнией поражает,
Что замыкает священной крепой “сердце” небес,
Сына Ана, гугаля вселенной,
Ишкура, сына Ана,
Ставит Энки над ними главным.
Он направил плуг и [...] ярмо,
Великий принц Энки поставил рогатых быков [...]
Отворил священные борозды,
Заставил расти зерно на возделанном поле.
Бога,что носит корону, красу высокой равнины,
Коренастого пахаря бога Энлиля,
Энкимду, человека рвов и платин,
Энки ставит над ними главным.
Бог выкликает пашню, засевает отборным зерном,
Собирает зерно, отборное зерно, зерно иннуба в кучи,
Умножает Энки снопы и кучи,
Вместе с Энлилем дает он земле изобилие,
Ту, чья голова и бок пестры, чей лик покрыт медом,
Госпожу, праматерь, силу земли, “жизнь” черноголовых,
Ашнан, питающий хлеб, хлеб всего,
Энки поставил над ними главной.
Великий царь накинул сеть на кирку, он устроил изложницу,
Сдобрил агарин, как хорошее масло,
Того, чьей кирки сокрушительный зуб — это змей, пожирающий трупы
[...]
Чья [...] изложница правит [...]
Куллу, кирпичника той земли,
Энки ставит над ними главным.
Он построил конюшни, указал очищенья обряды,
Овчарни возвел, наполнил их лучшим жиром и молоком,
Радость принес в трапизные богов,
На поросшей равнине возобладало довольство.
Верного поставщика Эанны, друга Ана,
Любимого зятя отважного Сина, супруга святой Инанны,
Госпожи, царицы всех великих ме,
Что время от времени руководит воссозданием [...] Куллаба,
Думузи, божественного “ушумгаля небес”, “друга Ана”,
Энки ставит над ними главным.
Он наполнил Экур, дом Энлиля, добром,
С Энки ликует Энлиль, ликует Ниппур,
Он отметил границы, утвердил пограничные камни,
Для ануннакав Энки
Построил жилье в городах,
Построил жилье в деревнях.
Героя, быка, что выходит из (леса) хашур,что рычит точно лев,
Отважного Уту, быка, что неуязвим, что гордо являет силу,
Отца великого города, места, где солнце восходит,
Великого герольда священного Ана,
Судью, что выносит решенье богов,
Что носит бороду цвета ляпис-лазури,
Что нисходит со священных небес, [...] небес,
Уту, сына, (Нингаль) рожденного,
Энки ставит главным над всей вселенной.
Он спрятал пряжу маг, дал теменос,
Энки придал совершенство тому, что женским является ремеслом,
Для Энки, для людей… — облаченье.
Тиару дворца, самоцвет повелителя,
Утту, достойную женщину, радостью полную,
Энки поставил над ними главной.
Тогда сама по себе, царский отбросив скипитр,
Женщина, [...] дева Инанна, царски отбросив скипитр,
Инанна, к отцу своему Энки
Входит в дом и, (униженно) плача, жалобу произносит:
“Ануннаки, великие боги, их судьбы
Отдал Энлиль уверенно в руки твои,
С девою, мною, почему ж обошелся иначе?
Я, святая Инанна, — где же мое старшинство?
Аруру, сестра Энлиля,
Нинту, владычица гор,
Приняла на себя священную [...] править,
Забрала себе [...] (и) лук,
Забрала себе с инкрустацией сила-кубок из ляпис-лазури,
Унесла с собой чистый, священный ала-кубок,
Повитухою стала земли,
Ты ей вверил рожденного быть царем, владыкой рожденного быть.
Сестрица моя, святая Нинисинна,
Взяла себе светлый уну, стала жрицей Ана,
Рядом с Аном себя поместила, произносит слово,
Что небеса наполняет;
Сестра моя, святая Нинмуг,
Забрала золотой резец и серебряный молоток,
Стала старше в ремесле по металлу,
(Рожденного) быть царем, что носит прочную диадему,
Рожденного повелевать, короную венченного, отдал ты (в руки ее).
Сестра моя, святая Нидаба,
Взяла себе мерную жердь,
Укрепила ляпис-лазурную ленту у себя на предплечье,
Оглашает великие ме
Отмечает межи, устанавливает границы, — стала писарем в этих землях,
Ты в руки ей отдал пищу богов.
Нанше, владычица, владыка — праведный [...] пал к ее ногам
Стала ведат рыбой в морях,
Рыбу вкусную [...]
Поставляет она своему отцу Энлилю.
Со мной, почему обошлся иначе?
Я, святая Инанна, в чем же мое старшинство?”

Отсутствует примерно три строки.

[...] его [...]
Энлиль [...]
Украсил для тебя [...]
Ты теперь одета в одежды “сила юношы”
Ты утвердила слова, что произносит “юноша”,
Ты отвечаешь за посох, палку и кнут овчара,
Дева Инанна, что, что еще дать нам тебе?
Битвы, набеги — ты оракулам вложишь на них ответ,
Ты среди них, не будучи птицей арабу, дашь недлагоприятный ответ,
Ты свиваешь прямую нить,
Дева Инанна, распрямляешь крученую нить,
Ты придумала форму одежд, ты нарядные носишь одежды,
Ты спрятала пряжу маг, нить продела в веретено,
В [...] ты окрасила многоцветную [...] нить.
Инанна, ты [...]
Инанна, ты разрушила нерушимое, уничтожила неуничтожимое,
Ты заставила смолкнуть [...] “тамбуринами плача”,
Дева Инанна, ты вернула гимны тиги и адаб в их дом.
Ты, чьи почетатели не устают любоваться тобой,
Дева Инанна, ты, что дальние знаешь колодцы, веревки крепежные;
Взгляните!Пришло половодье, земля ожила,
Пришло половодье Энлиля, земля ожила.

Оставшие девятнадцать строк разрушены.